Category: космос

gondor_11

Зима

По берлогам и сосать. Будильник на апрель. Кто встанет первым, гляньте, как там космонавты.
gondor_11

Памяти Доктора Ливси



Посреди июля замерзли вдруг лужи, ручьи и реки. Градом попадали сверху окаменевшие от горя птицы и мухи. На небе появилась траурная кайма. Пошел крупный соленый дождь.

Сергей Лукьяненко закрыл свой журнал.

Со всего мира идут и идут люди возложить к его подножию последний коммент. Рабочие, крестьяне, зольдаты, водители автобусов и дрезин, цветочницы и обмотчицы - всех их сегодня объединила одна большая беда. Сурово рыдают мужчины, громко плачут в колясках дети, чья-то седая мать скорбно роняет слезы на чьи-то стоптанные галоши. В траурном убранстве застыл офис СУПа. Крупнейший блоггер приказал всем долго писать.

Лукьяненко Сергей журнал свой закрыл.

Но мы помним и не забудем. На наших полках стоят его могучие книги, в нашей памяти живут его прекрасные строки... "...Звездолет выпустил газы и приземлился. Скрипнула дверь, откинулся трап, Командир спустился, но тотчас же поднялся обратно. Планета была гавно..." "...Тюлени молча смотрели на приближающийся астероид. Потом один за другим так же молча принялись плющиться..." "... - Кто ты? - спросил астронавт, поднеся к шлему лазерный рупор. - А ты кто? - спросил инопланетянин, поглаживая щупальцем пейсы..."

Лукьяненко закрыл свой журнал Сергей.

Солнце русской фантастики закатило само себя. Еще издаются по всему миру его чудесные книги, еще снимаются по ним великие фильмы, но его живой журнал умер. Твердой бестрепетной рукой поднес писатель к своему виску синий отточенный карандаш. Грянул синий выстрел. И двадцать тысяч виртуальных сирот застыли в черном облаке ужаса.

Лукьяненко журнал Сергей свой закрыл.

Есенин, Маяковский, Хемингуэй... И вот теперь самая тяжелая из потерь. Человек, давший миру переворот желтого грузовика, протянул ноги своему блогу. Все, кто вырос, возмужал, состарился и помер на его книгах, потеряли в лице данного аккаунта не только настоящего друга. Многие потеряли единственное в жизни место, где они могли оставить хоть какие-то видимые следы.

Лукьяненко закрыл журнал свой Сергей.

P.S. Две любимые собачки писателя, Жужа и Пуча, помогавшие ему вести блог, еще какое-то время будут отвечать на комменты в его журнале. Сам Сергей Лукьяненко сейчас полностью посвятил себя творчеству. Первые главы его новой книги "Планета горбунов" будут опубликованы в Москве на рекламных растяжках.
gondor_11

Станция "Мир"

...Всего на станцию "Мир" я четыре раза летал. Первые три раза они, суки, мне не открыли, дак на четвертый я им в стыковочный узел гранатой тяжеленькой постучал. Инженер в иллюминатор выглянул - и тут же с его харей моментальный климакс случился. Ручками своими погаными замахал, комбез в паху резко темный сделался. Эти двое тоже подплыли, глаза таращат. В диковину им, придуркам, что я в тулупе, а не в скафандре. И не в шлеме со стеклом, а в хуевом военруковском противогазе на босу бошку. Хули, меня ж не Байконур ихний с почестями ракетоносителем запускал, а мужики-трелевщики березовую рощу нагнули, веревками прификсировали и не помолясь нихуя хуйнули. Валенки в плотных слоях сгорели, шапка свалилась, половина колбочек в рюкзаке полопалась к ебеням. Уродом, короче, долетел. Открыли, короче, суки, на этот раз. А места мне нету, станция здоровая, но все приборами занято, командир говорит, мол, воздуху мало, дыши реже и в другие отсеки не ходи, вот тут на крючочек подвесься и и виси, блять, раз прилетел, а мы пока ЦУП спросим, что с тобой, уебаном, делать. Я говорю, спроси, ага. А сам колбочки целые достал, всё проверил. Тут вот у меня паучки, тут водоросли, тут бактерии отборные деревенские, тут амеба крупная такая сидит, злится. Дохуя, короче, всего, само Джордано Бруно бы позавидовало. Смешал, короче, в равных долях, взболтал, наблюдаю. Командир подплывает, говорит, че-то связи нету, видимо, от протуберанца помехи, сиди, говорит, строго на одном месте и руками не трогай нихуя, а то горе нам всем, зам вон вчера по ошибке две взаимоисключающие кнопки нажал, и правая солнечная батарея че-то как-то ёбнулась, видишь, типа как крылом теперь машет, на компьютере посчитали - через два часа оторвется. Я говорю, не ссыте, доктор, мы, воспитанники морга, ко всему привычные, со всем согласные и спокойные, мешать и ломать не будем. А сам тихонько колбу потряхиваю, пальцами чувствую, что теплая, реакция, значит, уже пошла. Тут вдруг - хуяк! - опять посетители, "Союз" обугленный на передний узел швартуется. На боку написано "NOKIA". Ага, блять, помню, финны вроде бы собирались, какой-то ихний Нуйво Наххунен в Звездном четыре года за охеренные бабки налом тренировался. Блять! Колбочка совсем горячая уже. Пора эксперимент во вторую стадию переводить. А в журнале "Наука и жизнь" я читал, что когда в условиях невесомости бактерия добровольно спаривается с амебой, то выброс энергии при этом вчетверо превышает ёб твою мать. То есть, надо мне со всей этой херовой бакалеей поскорее в открытый космос выйти или хотя бы высунуться. Я командиру говорю, мне, мол, до ветру. Он говорит, вон шланг, говорит, надень. Я говорю, мне оно по-большому. Тогда, говорит, вон тот широкий с присосками. Я говорю, блять, старлей, иди нахуй со своими аттракционами, дело серьезное, лимфоядерная диффузия в полный рост уже хуячит, я ж, говорю, не Куклачев тебе кошек на хуй гроздями цеплять и прыгать, раскалится щас до трехсот, выроню, и пиздец, смотритель, всей твоей станции. Дай, говорю, скафандр, выйду, охлаждение сделаю. Он говорит, хер тебе с начесом, а не скафандр, его инженер надел, финну ворота открывать, а два других порвались, когда по команде с Земли у нас с замом пиписьки встали, тоже, блять, экспериментаторы, заебали своей наукой, то им грибов, блять, нажрись, чтобы невесомость тела с невесомостью мыслей сконфигурировать, то из протонной пушки сам себе в жопу выстрели и измерь, какая из дырок больше, искуственная или своя, эдисоны хуевы, напридумают хуйни, а мы люди военные, обязаны исполнять...
gondor_11

Идея спёрнута у lleo, текст мой

Опровержение распространенных заблуждений

Белка и Стрелка были не первые собаки, а первые суки в космосе. Гагарин сказал не "Поехали", а "Все там будем". Чапаев не утонул, а растворился в воде. Черчилль не курил никаких сигар, а имел привычку сворачивать в трубочку свой длинный высунутый язык.